Лавка курьезов. Истории о художниках. Часть 2

истории о художниках

Один из почитателей Коро настойчиво предлагал ему застраховать мастерскую на случай пожара, повторяя: «Если сгорят все картины, вы хоть получите в утешение солидную сумму!»

-Зачем, - возражал Коро, - тогда мне уже ничто не поможет, я просто не переживу подобного несчастья!

   Часто нам со школьной скамьи внушают: «Если вы не познаете теорию, то не достигните высот! И делать это нужно на протяжении многих лет!» А ведь в жизни все не совсем так. Двадцатитрехлетний художник написал картину, ставшую подлинным открытием в современной ему живописи, она называлась «Данте и Вергилий» и была тут же куплена Лувром. А он продолжал упорно работать в своей маленькой мастерской и уже в двадцать лет создал новое великое полотно «Резня на Хиосе». А если бы Делакруа потратил эти годы не на живопись, а на овладение теорией?

   Диас, желая уязвить Курбе, заметил: «Моя живопись прекрасно подойдет для салонов и будуаров, а картинами Курбе украсят лишь прихожие и кухни!» - Возможно, - согласился Курбе, - я и не работаю для сомнительных мест».

   На одной из верховых прогулок берегом моря в Алжире Орас Верне завел с друзьями спор о том, что может создать по памяти законченное полотно, которое нельзя отличить от написанного с натуры. Исчерпав все аргументы, он воскликнул: «Постойте! Вот видите тот дальний пейзаж  с холмом, испещренным дорогами, где белые дома, хижины и причудливые деревья? Приходите завтра к двум часам в мастерскую, и вы увидите все это на полотне!» С нетерпением дождавшись следующего дня, друзья действительно увидели знакомый пейзаж, переданный по памяти до мелочей – казалось, что художник написал его с натуры!

   Во время обороны Парижа, окруженного прусскими войсками, добровольцу Эдуарду Мане пришлось служить под непосредственным началом другого художника, одного из самых официально прославленных живописцев, полковника Эрнеста Мейсонье. Тот делал вид, что для него существует только лейтенант- подчиненный, вел с ним сухие беседы только на воинские темы. Впоследствии Мане встретил полковника на выставке, где Мейсонье представлял полотно, изображающее атаку кирасир. На сей раз Мейсонье поспешил спросить у Мане, что он думает о картине. Мане с улыбкой воскликнул: «О, блестящая картина, все блестит - кроме кирас!»

   Картины художниковОдин начинающий художник, живший  впроголодь, с горечью заметил: «ремесло живописца позволило бы мне жить в достатке… после собственной смерти!» - « Как же это может быть?» - возразили ему, и он напомнил о судьбе Жана Француа Милле: при жизни он с трудом продавал свои картины, и за полотно « Анжелюс» получил всего  восемьсот франков, но стоило ему умереть, как та же картина была оценена в шестьсот тысяч франков!

   Однажды во время путешествия в Америку я проснулся ранним зимним утром в маленькой провинциальной гостинице от чьего-то пристального взгляда. Увидев, что я открыл глаза, он тут же безо всякого предисловия спросил: « Кто ваш самый любимый художник?» Так я понял, что предо мной не кто иной, как репортер местной газетки, которому ой как не терпелось сообщить читателям, что любят в Париже. Я ответил вопросом на вопрос: « Назовите сначала ваш любимый фрукт». Не стану утомлять вас этой странной беседой, но, в конце концов, мы пришли к выводу, что нельзя все лето есть  одни яблоки – хочется и вишен и персика, а иногда все отдашь за сочную грушу. Вот так и в живописи, растолковывал я ему. Разве можно сказать: «Рафаэль, несомненно, лучше, чем Коро?». Оба по своему несравненны и поэтому несравнимы.

Eoieou ea?oeiu ianeii

Главное меню

Копии знаменитых картин

Наши работы


Портреты на заказ Фреска