О картине Н. Дубовского «Притихло». Часть 2

В воспоминаниях Минченкова, одного из членов товарищества передвижных художественных выставок, есть рассказ о забавном случае с картиной Дубовского. Он записан со слов Каретникова, волжского крестьянина, проработавшего четверть века среди передвижников. «Принесли рабочие картину от Дубовского, завернутую в покрывало, и поставили на мольберт. Что, думаю, прислал нам Николай Никанорович? Вот рабочие развязали веревку, сняли покрывало, а я как глянул на картину, так и присел от страха на пол. В детстве я боялся грозы, особенно над Волгой, где жил, и сейчас мне показалось, что из под страшной тучи сверкнет молния и ударит гром. И рабочие говорят: «Что, испугался? То-то!»
Интересно что произошло с человеком, который видел много различных и достаточно иллюзорных полотен, но среди них именно вещь Дубовского произвела на него такое сильное впечатление.
Значит дело не только в том , насколько иллюзорна картина, но и эмоциональном заряде, который она несет.
Давайте всмотримся в произведение. Что нас захватывает больше всего? Материальность воды и облаков, напряженный колорит, передающий серо-стальные оттенки предгрозового  воздуха, необычное пространственное построение, когда даль, словно сценическая площадка, полускрыта тяжелым приспущенным занавесом облаков. А может быть, то напряженное состояние, которое возникает  в подобной ситуации? Тот, кому довелось  на открытом месте надвигающуюся грозу, знает ощущение зловещей, готовой взорваться тишины.
Художник писал о рождении замысла: «Мотивом для создания этой картины было то захватывающее чувство, которое овладевало мной много раз при наблюдении природы в момент тишины перед большой грозой или в промежутке между двух гроз, когда дышать бывает трудно, когда чувствуешь свое ничтожество при приближении стихии. Это состояние в природе – тишины перед грозой – можно выразить одним словом «Притихло»…Это и есть название моей картины.
И так, глядя на нее, мы соотносим изображенное со своим жизненным опытом и как бы вновь переживаем нечто знакомое. Для тех, кто работает красками, имеет значение и личный творческий опыт. Но достаточен ли он для полноценного восприятия произведения искусства? Пожалуй нет. Наш взгляд станет глубже, если мы попытаемся провести связующие нити между художником и временем, в которое он жил.
Творчество Дубовского приходится на период расцвета русского пейзажа. Его современниками, друзьями по Товариществу передвижных художественных выставок были Левитан, Серов, Нестеров, Остроухов, Бакшеев. Пройдя выучку у пейзажиста М. Клодта, Николай Никанорович на всю жизнь сохранил интерес к скрупулезному и одновременно панорамному воспроизведению натуры. В его картинах как бы соединилась строгая объективность Шишкина с лирической одухотворенностью Васильева. Стремление к философским обобщениям сближает его с Левитаном.
Вспомните левитановскую картину «Над вечным покоем», написанную через несколько лет после холста «Притихло». Мы обнаружим множество несовпадений: разные природные состояния вызывают в нас различные настроения, не похож колорит, манера исполнения. Но вместе с тем улавливаем и сходство в мотиве: единоборство неба и воды, контраст тяжелых облаков и зеркальной поверхности воды, нарушаемой лишь легкой рябью. Заметна и общность темы – человек и стихия. У Левитана присутствие человека выдает маленький огонек в часовне, у Дубовского – едва различимые фигурки рыбаков в лодке…
Я невольно заглядываю в окно: высотные дома едва отличимы от свинцово-серого неба, снег , как в этюде Дубовского, прилепился к карнизам и подоконникам. Внизу гудят машины, спешат пешеходы, а вдали до самого горизонта тянется подернутый голубоватой дымкой лес. И представляется мне среди этих необъятных пространств человек с этюдником – художник Дубовской, каким запомнил его современник: «… большого роста, с умным выражением лица; высокий лоб его как бы напрягался с мыслью».

Eoieou ea?oeiu ianeii

Главное меню

Копии знаменитых картин

Наши работы


Портреты на заказ Фреска