Основы работы маслом часть 3

написание картин масломВ своей статье о том, как написать натюрморт, я довольно подробно излагаю принцип письма с натуры, но, тем не менее. Как я полагаю, будет не лишним, если, исходя из того же принципа единства и цельности, я кое-что добавлю, в связи с организацией палитры и холста.
Итак, мы имеем перед нашими глазами палитру со шкалою красок, с их разбелами и, глядя на натуру, определяем. Какими красками мы будем закрашивать холст, делая подмалевок. Для начинающих рекомендуется брать холст белый. Он позволяет изучить эффект звучания прозрачного слоя красок на белом. Это. Конечно. Дает совершенно иной результат, нежели смешение красок с белилами.
Необходимо с красками производить опыты, пробовать на холсте их звучание по белому или в смесях. Для этого надо иметь белую палитру. Достать ее сейчас можно благодаря пластмассе, широко внедряемой в быт. Пластмассовая тарелка стоит дешево и вполне заменит палитру.
Перед тем как начать прописывать по готовому рисунку надо холст слегка протереть маслом, тогда краска будет легко на него ложиться.
Техника масляной живописи весьма капризна. Наиболее совершенный способ письма а-ля прима, но он доступен только опытному мастеру. Ниже я расскажу об этом способе. Сейчас же остановимся на труднейшем способе, помогающем выработать и воспитать в себе цельное видение. Это дается не сразу.
В начале обучения я пристально вглядывался в каждую деталь, желая как можно точнее ее скопировать, но получалось что-то весьма серое и безличное. Ко мне подошел преподаватель и сказал. Что я не умею глядеть. Не умею видеть целое. Оказалось. Что это весьма трудно и сложно и научиться можно постепенно. Суть заключается в том, что бы уметь видеть всю натуру одновременно и если не всю, то сначала хотя бы часть попадаемого в поле зрения. Но в идеале надо видеть одновременно все, что может охватить глаз. Вы спросите : для чего это нужно?
Выработав постепенно такую постановку глаза. Вы также постепенно будете понимать, во-первых, что все предметы живут в одной среде, они ею окутаны, и эта связь придает им гармонию; во- вторых, при таком восприятии глаза главное будет в первую голову заявлять о себе, второстепенное соподчиняться. При отдельном видении отдельных кусков натуры произойдет нивелировка, разрыв гармонии, пестрота, все то, что противопоказано живописи. Кроме того, при овладении охватывать глазами целое вы получите возможность контроля над работой.
Постараюсь объяснить, в чем она, эта возможность контроля, заключается.
Вы неопытный художник, стараетесь возможно точнее (вы так думаете по неопытности, на самом деле получается очень не точно) скопировать натуру. А ну, поставьте написанный вами холст рядом с натурой (если это портрет или натюрморт), и вы увидите, какая разница! Там, в натуре, все сильно , объемно, красочно. А у вас все бледно, плоско, анемично. А казалось бы, вы употребили все старания для того, чтобы все было точно. Что же произошло? А дело объясняется очень просто: главная особенность состоит в том, что вы списываете, а не пишите. Процесс идет механический, а не творческий.
Для пояснения возьмем самый простой пример. Перед нами яблоко на светло-сером фоне. Обычно начинающий хватается за то, что ему ясно или кажется ясным, - за световую часть, думая, что тень сама собой привяжется к свету. Предположим, что яблоко зеленовато- желтое. Вы вроде бы находите тон в свету, а дальше переход от света к тени, то есть полутон доставляет вам немало забот – он и холодноватый и в то же время таит в себе теплоту. Но самое трудное – теневая часть, она зеленовато – желтоватая, и в то же время местами сиреневатая. Мешаете, мешаете, а получается грязновато. Решаетесь поставить холст в уровень с натюрмортом, а сами отходите на расстояние, что бы сравнить, и … полное отчаяние.  Действительно есть от чего прийти в отчаяние. Там, в натуре, - сила, сверкание красок, здесь же – приблизительность и серость. Вот тут-то и пригодится умение видеть натуру, и не только натуру, а натуру и холст. Решайтесь переписать, полагаясь на интуицию. Храбро вводите новые краски, чтобы. Одновременно глядя на натуру и холст и работая с увлечением, не желая сил и красок, бороться за правдивость и точность. Вы увидите, что этот урок не пропадет даром. Только храбрее. Пусть сначала будет варварски ярко. Вы сумеете погасить яркие краски. В борьбе за полнокровную живопись, за правду и точность вы сначала войдете в другую крайность, собьете рисунок , будет грубовато. Но зато вы будете обрастать «живописными мышцами». По мере дальнейшей работы вы от хаоса и грубости будете приходить к точности живописи и рисунка. Сначала надо развязать себе руки. Но это только с начала. Плох тот футболист, который боится мяча. Поэтому, как это не покажется странным, я рекомендую начать с обратного: во чтобы то ни стало добиваться силы цвета, точности светотеневых отношений, соединив их по мере возможности с рисунком. Я говорю  «по мере возможности», так как с первых шагов, да и не только с первых, а и вторых и третьих, невозможно все соединить вместе. Тогда было бы чудо. Был бы шедевр. А чудес не бывает. Есть огромный труд.
Так вот, для тех кто хочет стать живописцем, я предлагаю идти «наоборот», то есть сначала повариться в вареве краски – она то и создает живопись, если ввести это варево в железные руки дисциплинированного художника. В первую очередь надо освободиться от скованности копировщика, испортить килограммы краски, постепенно вводить себя в жесткую дисциплину мастера.
Этот совет для тех, кто боится «помазать», кто лишает себя радости экспериментатора, это для тех, кто добровольно наложил на себя вериги раба натуры. Сплошь да рядом бывает, что и эксперимент им не поможет. А вдруг! Я предвижу возражения мастистых педагогов, которые сейчас же приведут примеры учебы таких живописцев, как Суриков, Серов, Врубель. Это верно. Но ведь Суриков, Серов, Врубель от природы обладали глазом –алмазом. А как быть с теми, у кого надо любым способом развить глаз, в особенности с огромным количеством самодеятельных художников-студийцев, у которых на выставках видишь серенькое благополучие? По чему не попробовать применить то, что я советую? А может среди сотни найдется крупный талант? Я понимаю беспокойство педагогов средних художественных школ и даже институтов. Представьте себе, вдруг на первых курсах студенты позволят себе «мазать». А как же отчитываться за полугодие или годичный семестр? Скажут: «мазня». Поставят на вид. И все же стоит попробовать. Тем более в дальнейшем мы имеем в виду катиться по рельсам самой строгой дисциплины. Когда вы увидите, что в нашей далеко еще не упорядоченной мазне появляется присутствие живого начала, то это уже сдвиг от мертвого копирования в сторону искусства.

 

 

Eoieou ea?oeiu ianeii

Главное меню

Копии знаменитых картин

Наши работы


Портреты на заказ Фреска